Онлайн порно юная мастурбирует подушкой


Подступают тени, падает ночь, автобус мчится вперед по дороге - Люди спят, люди читают, люди курят - Затылок водителя недвижен и безжизнен - И скоро уже показываются портлендские огни холодные и обманчивые и воды и скоро городские улицы и фонари развязок автострад пролетают мимо - А потом просторы Орегона, Долина реки Вилламетт.

Я просто отправлюсь вниз по дороге в поисках неожиданностей и не остановлюсь до самого Мехико-Сити. Завернув все эти открывшиеся безмерности самопознания в один саван, я начинаю свое скольжение "победной поступью Тарквиниуса"[29] вниз во мрак мира обусловленного, видение вечной свободы вспыхивает в моем мозгу как лампочка - просветление - пробуждение - неведомые приключения чья природа свет бессвязно вырисовываются передо мною и я прозреваю сквозь них все, ур, арг, оих, элло.

Онлайн порно юная мастурбирует подушкой

Но он все равно перегибается через борт и затаскивает его, и все это на вытянутых руках, одним мощным усилием, и кладет его на дно, тогда я забираюсь и показываю на свои ботинки "Смотри, ботинки накрылись". Кончилась дорога. Я бы распорядился как-нибудь получше!

Онлайн порно юная мастурбирует подушкой

Поэтому длинными полуднями я сижу на моем легком парусиновом стуле лицом к Пустоте Хозомин, тишина висит в моей маленькой хижине, очаг мой замер, посуда моя сверкает, дрова мои старые отсыревшие палки и хворост, чтобы быстро по-индейски разжечь огонек в очаге и на скорую руку приготовить еды мои дрова лежат грудой в углу, мои консервы ждут когда их вскроют, мои старые треснувшие ботинки хнычут, штаны свисают, посудные полотенца висят на стене, все мое барахло неподвижно застыло повсюду в комнате, глаза мои болят и ветер бьется и стучится в окна и поднятые жалюзи, дневной свет постепенно меркнет и подкрашивает Хозомин в темно-синие цвета высвечивая ее красноватую полоску и мне ничего не остается делать кроме как ждать - и дышать а разреженным горным воздухом дышится нелегко, особенно с приобретенной на Западном побережье одышкой - ждать, дышать, есть, спать, готовить еду, мыться, шагать, наблюдать, ни одного лесного пожара - и мечтать "Чем я займусь, когда попаду во Фриско?

Сиэттл кораблей - холмов - доков - тотемных шестов - старых локомотивных стрелок вдоль береговой линии - пара, дыма - Скид Роу[29], баров - индейцев - Сиэттл моих детских мечтаний, который я вижу теперь в свалке старого проржавевшего барахла огороженной покосившимся в этой общей неразберихе неокрашенным забором.

А Лоно Господа или Лоно Татхагаты, это два разных языка но не два разных Бога - И все же истина относительна, и мир относителен - Все относительно - Огонь есть огонь и не есть огонь - "Не разбуди спящего в блаженстве своем Эйнштейна" - "А раз это лишь сон, то заткнись и радуйся жизни - озеру сознания".

Когда это ты приехал, хныф! Но я особо много не разговаривал видя что Чарли как-то смущается, и мне кажется они мало чего понимают в моей манере говорить с примесями канадско-французского, нью-йоркского, бостонского и оклахомского говоров, и даже с примесью испанского, и даже из "Поминок по Финнегану"[12] - Они останавливаются ненадолго поболтать с рейнджером, я ложусь на траве и вижу как дети глазеют на лошадей у изгороди под деревом, подхожу - Что за прекрасные минутки в Унылом городке Диабло!

В газетном киоске, Бог ты мой, тысяча книжек с девочками, демонстрирующими все пышные груди и ляжки этой вселенной - и я понимаю что "Америка рехнулась на сексе, они ненасытны, что-то и где-то тут не так, и скоро эти книжки заполонят все, они покажут все складки и изгибы кроме дыры и соска, они сумасшедшие" - Конечно же, я тоже глазею на них, томясь вместе с другими сексуальными неврастениками.

И думаю "А вот и она, Слимова бабенка - Это его девушка - и он носит ей в костюмерную цветы, он старается ей услужить". Высокие штабеля бревен во дворах лесопилок, вдали виднеются мосты, и так безысходно раскален тротуар. Почему я должен выбирать быть ли мне жестоким или нежным, если Хозомин это не волнует совсем?

В конце концов я начинаю громоздить шаги перед собой, будто закидывая тяжелейшие мешки на вытянутых руках вверх на стоящую платформу, то же невыносимое напряжение - но босых ног теперь уже искромсанных, кожа ободрана, мозоли и кровь которыми я могу двигать лишь чуть приподнимая и сталкивая их вниз с горы, как падающий пьяница который всегда падает почти но никогда совсем не упадет, а если я упаду то будет ли мне больнее чем моим ногам сейчас?

Завернув все эти открывшиеся безмерности самопознания в один саван, я начинаю свое скольжение "победной поступью Тарквиниуса"[29] вниз во мрак мира обусловленного, видение вечной свободы вспыхивает в моем мозгу как лампочка - просветление - пробуждение - неведомые приключения чья природа свет бессвязно вырисовываются передо мною и я прозреваю сквозь них все, ур, арг, оих, элло.

Так же было и в Канзасе когда меня подвезли на несколько миль по дороге, в результате я очутился на закате один посреди бескрайних равнин, машины катились мимо меня в сторону Денвера на скорости 80 и ни одна не останавливалась - Но я пожимаю плечами "Карма-карма" и влезаю. Чтобы убить время, я раскладываю бейсбольный пасьянс, который мы с Лайонелом придумали в том году, когда он приезжал ко мне в Лоуэлл и на Рождество перемерзли все трубы - играют питтсбургские Плимутс моя первая команда, сейчас она едва-едва держится во главе 2-й лиги и нью-йоркские Шеввис, ставшие в прошлом году чемпионами мира, а сейчас позорно пытающиеся выбраться из самого конца списка - Я тасую колоду, рисую таблицу и раскладываю команды - На сотни миль вокруг, в кромешной ночи, горят лишь мои огни на Пике Одиночества, и все ради этого детского развлечения, но ведь Пустота тоже ребенок - в общем вот как идет игра:

Повсюду что-то происходит. Я беру свой маленький бумажный стаканчик виноградного желе и, сдавливая, размазываю желе по тосту, выпиваю еще чашечку горячего кофе - Все будет в порядке, одиночество есть одиночество где бы ты ни был, и это одиночество принадлежит нам, и в конце концов одиночество это не такая уж плохая штука.

Туманные Сиэттлы, комические спектакли, сигары и вина и газеты в гостинице, туманы, паромы, яичница с ветчиной и тостами по утрам - милые мои города внизу. Неду Гэйвину нужно всего лишь продержать Шеввис 3 долгих аута.

Я здесь, я плыву по реке тягот, но я умею плавать - Никогда даже на минуту не думай, что ты осталась в одиночестве. Остался один!

Я прохожу около полумили по изгибу раскаленной сверкающей дороги, солнце, дымка, похоже будет слишком жаркий денек для стопа с тяжелым рюкзаком. Лапы черных деревьев в залитых лунным светом розоватых сумерках тоже хранят в себе море любви, и я всегда могу покинуть их и отправиться в скитания - но когда я стану стар и сяду у моего последнего очага, и птица будет долдонить на своей пыльной ветке в О Лоуэлле, о чем же буду думать я, ива?

Повсюду что-то происходит. Бессвязный разговор о Флоте - ну и занудство "Стояли мы в Бремертоне, нас там по субботам иногда выпускали прогуляться, но куда лучше стало когда нас перевели в - " и я закрываю глаза - Немного расспрашиваю водителя о его колледже, Вашингтонском Университете, и он предлагает подбросить меня до кампуса, в общем-то я сам его к этому подвожу, так что мы оставляем морячка где-то на пути у него явные нелады с чувством прекрасного, едет по трассе и везет с собой бумажный пакет с бельем своей девушки, я думал у него там персики а он даже показал мне лежащий сверху шелковый лифчик.

Чему же я научился на Гваддаввакаламаваке? Фрэнк Келли чертыхается со скамейки запасных, Пива, ничья и опять на второй. Мне больше первый вариант понравился.

Я прохожу около полумили по изгибу раскаленной сверкающей дороги, солнце, дымка, похоже будет слишком жаркий денек для стопа с тяжелым рюкзаком. Мост по-настоящему изумляет, въезд-в-Сан-Франциско по Мосту через Оклендский Залив, над водами чуть встревоженными плывущими на восток в океан лайнерами и паромами, над водами выносящими тебя к иным берегам, так всегда казалось мне когда я жил в Беркли - после пьяной ночи, или двух, в городе, баммм, старый трамвай "М" катит над водами вынося меня к другому берегу тишины и умиротворенности - Мы с Ирвином проезжая по Мосту говорим о Пустоте - И даже сам вид крыш Фриско переполняет возбуждением и верой, массивное нагромождение зданий центра, летучий красный конь Стандард Ойл, высотки Монтгомери Стрит, Отель Св.

И бросается к своей гармошке, грохочуще-протяжная джазовая рулада, и выходит порочная Сарина - По всему залу ураган воодушевления - У нее бегающие кошачьи глаза и лицо грешницы - изящные кошачьи усики - она как маленькая ведьма - без метлы - выходит крадущейся походкой и подергиваясь под ритм.

Немедленно от черной биты старины Пая Тиббса проходит удар за правую перегородку и Плимы выходят вперед И вот мой бедный старательный такой человеческий такой стол, за которым я частенько сиживаю лицом к югу, бумаги, карандаши и кофейная чашка с ветками горной ели и причудливой высокогорной орхидеей, вянущей за день мои ореховая жевательная резинка, табачный кисет, крошки, кипа жалких журнальчиков, которые мне придется читать, и вид на юг со всеми его снежными великолепностями - Ожидание длится долго.

И приходит вопрос - зачем же, зачем, ведь это только Сила, некая духовная природа, сочащаяся своими бесчисленными возможностями - И какое же это странное чувство читать о том, как на улицах Вены в феврале года за месяц до моего рождения происходило то-то и то-то, но какая может быть Вена, или хотя бы представление о Вене еще до моего рождения!

Никакие мерилэндцы ему и в подметки не годятся! Его спальник под моими лямками соскользнул и размотался но мне плевать, я так его и несу - Мы доходим до лодочного причала и там маленький деревянный настил, скрипим прямо по нему, сидящие женщины и собаки должны подвинуться, мы не можем остановиться, бабахаем поклажу на доски и presto я падаю на спину, рюкзак под голову и закуриваю сигарету - Готово.

Подает, у Шеввис, Джо МакКанн, ветеран с двадцатилетним стажем в лиге, начинавший еще в те времена когда я в тринадцать лет впервые врезал штырем по железному подшипнику среди яблонь, цветущих на заднем дворе у Сары, как грустно - Джо МакКанн, его показатели это четырнадцатая игра сезона для обеих клубов и заслуженный средний балл 4.

Все ближе и ближе старый Фред со своей лодкой, и я вижу на расстоянии мили маленькую кукольную фигурку около него, Пат Гэртон, смотритель с Кратерной, вернувшийся, задыхающийся, счастливый, такой же как я - Парнишка из Портленда Орегон и все лето напролет мы обменивались утешениями по радио - "Не волнуйся, скоро все закончится" и вот уже почти октябрь - "Ага, но когда этот день придет, я собираюсь просто слететь с этой горы!

Я бы распорядился как-нибудь получше! Сейчас в Подвале все ждут музыкантов, не слышно ни звука, нет ни одного знакомого лица, и я болтаюсь туда-сюда по тротуару перед входом и тут с одной стороны появляется Чак Берман, а с другой Билл Сливовиц, поэт, и мы разговариваем облокотившись о крыло автомобиля - Чак Берман выглядит усталым, глаза его как-то затуманены, но он носит мягкие модные ботинки и выглядит в вечернем свете невероятно круто - Билла Сливовица все эти дела не интересуют, он одет в поношенную спортивную куртку и прохудившиеся ботинки а в карманах таскает стихи - Чак Берман под торчем, так и говорит, я уторченный, потом медлит немного оглядываясь по сторонам и сваливает куда-то - говорит что вернется назад - Последний раз когда я видел Билла Сливовица он спросил меня "Ты куда идешь?

Автобус вырывается из Сиэттла и мчится на юг в Портленд по посвистывающей дороге 99 - Я удобно устраиваюсь на заднем сиденье с сигаретой и газетой, мой сосед похожий на индонезийца молодой студент, довольно неглупый, он говорит мне что приехал с Филиппин и в конце концов узнав что я говорю по-испански признается что считает белых женщин дерьмом.

До тех пор пока не возродят они рай земной, Дни Чистой Природы, когда станем мы бродить обнаженными и целовать друг друга в садах, и проходить посвящения Любви Господней в Великом Саду Любовных Встреч, в Земном Капище Любви - До тех пор, бродяги.

Я приподнимаю его рюкзак и он весит сто фунтов - Он даже не позаботился о том, чтобы избавиться от пяти фунтов литературы Лесной Службы, с картинками и рекламой, все это было понапихано в рюкзак, и сверх того еще и спальный мешок под лямками - Слава Богу у его ботинок хоть подошвы были на месте.

И все мои воспоминания полны тоски. Фрэнк Келли чертыхается со скамейки запасных, Пива, ничья и опять на второй. Мы, плоть сгрудившаяся[1] в Бруклине и других подобных местах, больные желудки, подозрительные сердца, жестокие улицы, борьба идей, все человеческое в огне ненависти и ах-ой - И первое что я заметил приехав в С.

Каждую ночь я опять и опять спрашиваю Господа "Почему? Я здесь, я плыву по реке тягот, но я умею плавать - Никогда даже на минуту не думай, что ты осталась в одиночестве.

В конце концов я покупаю Сент-Луисские Спортивные Новости чтобы узнать бейсбольные новости, и журнал "Тайм" почитать что нового в мире и узнать все о том как Эйзенхауэр машет рукой из отправляющегося поезда, и еще бутылку итало-швейцарского Колониального портвейна, дорогого и наверно хорошего думаю я - Со всем этим я топаю назад по улице и вижу комический театрик, "Сходить что ли вечерком на комик-шоу!

Меч и т. Утро, великолепный день, и он совершил еще одно убийство, на самом деле это все то же, одно и то же убийство, только на этот раз жертва сидит беспечно на стуле моего отца где-то в районе Сара-авеню а я ничего не знаю, сижу у себя за столом, пишу, и услышав об очередном убийстве продолжаю себе писать спокойно не исключено что именно о нем, хе-хе - Дамы отправились прогуляться в парк, но какой ужас, что они скажут вернувшись и почувствовав в этой комнате запах убийства, ах, что скажет Ма, но он разрубил тело на куски и спустил его в унитаз - Темное нахмуренное лицо склонилось над нами в кошмарном сне.

Но теперь все в порядке, вода была уже у меня под носом и назойливо плескалась по сухим деревяшкам-плавунам, когда я проходил последние метры последней прямой ведущей к лодке тропинки - Проковыляв по ней и махнув с улыбкой рукой, я высвободил из плена свои ноги, мозоль из левого ботинка которую я считал острым впившимся в кожу камешком.

Ах но "Я не знаю, мне наплевать и это не важно" станет последней молитвой человека.



Эротика фильмы айпад3 hd
Порно телеканал смотреть бесплатно
Порно острые груди
Дочь и родители порно видео
Ос л и девушка трах
Читать далее...